30 Вересня 2020
views 124

Вячеслав Климов, Новая Почта: 3 посылки в секунду, NASA, 6 лет без прибыли. «Зе Интервьюер. Business»

Новый герой «Зе Интервьюер. Business» – Вячеслав Климов, сооснователь и совладелец «Новой Почты» – крупнейшей службы доставки в Украине. Вячеслав рассказал о сложностях в первые годы компании, своем отношении к государственным мерам против коронавируса, о своей обеспеченности и образе жизни, воспитании сына «немажором», сомнительной эффективности бизнес-тренингов, инновациях в работе и многом другом.

Почему Вячеслав Климов не любит роскошь? Кем работает его 9-летний сын? Почему возле инновационного терминала «Новой Почты» всегда стоит «Таврия»? Каким, по мнению Климова, будет финансовый кризис после коронавируса? Как из проблемы семейного бизнеса появилась «Новая Почта»? Когда и почему основатели «Новой Почты» отошли от операционной деятельности, и чем занимаются сейчас?

Климов – о реакции украинских властей на пандемию

Я думаю, что Украина ведет себя достаточно хаотично. Смена министров… Она ведет себя дергано, но, тем не менее, меня смущает в поведении власти в этом кризисе другое – и это не карантинные мероприятия. С точки зрения карантина, может быть, все делают плюс-минус правильно, потому что мы все находимся в состоянии неопределенности: никто не знает, что это такое, какие последствия, и как лечить. Гораздо более тревожно, что украинские власти ничего не делает для стимулирования экономики в условиях кризиса. Причем стимулированием – не печатанием денег, не дай Бог! Когда я слышу от Трампа, Евросоюза: «А давайте зальем экономику деньгами», все понимают, что это будет заливание «пустыми» деньгами, которые напечатаны. Ни в коем случае нельзя этого делать. Но Украина могла бы снижать налоги, улучшать бизнес-климат – вот это было бы средство по борьбе с экономическими последствиями кризиса. Этого нет, к сожалению.

Как из проблемы семейного бизнеса появилась «Новая Почта»?

У нас был юношеский авантюризм, задор, свобода, а потом то, что называется hard work. Было это примерно так: я был инженером, мы с Владимиром [Поперешнюком] знакомы с 18-ти лет, учились вместе в институте, были друзьями. Три года после института я работал инженером-конструктором, а Владимир уже пошел в бизнес, у его семьи было небольшое кондитерское предприятие в Полтаве. Они делали конфеты и столкнулись с тем, что не было инструмента, с помощью которого они могли бы торговать по всей Украине. То есть, в Полтаве они делают конфеты, но отправить их, продать во Львов, Одессу… Точнее, продать они могут, доставить – нет. Можно передать проводником, автобусом, но это не доставка – конфеты вряд ли доедут. И, по большому счету, такой вот первый «вброс», по идее, сделал Владимир: он рассказал о ситуации как будущий клиент, как бизнес. Несколько наших знакомых работали в FedEx, UPS – маленьких западных компаниях, и, в принципе, мы узнали, что такая штука есть в принципе. Поскольку это был 2001 год, бизнес было легко открыть – по-хорошему, любой бизнес можно было открыть, были очень низкие барьеры входа, и решение было принято на уровне «слушай, а давай попробуем». Поперешнюку уже было тесно в этом семейном кондитерском бизнесе, а мне до смерти надоела работа авиаконструктора на госпредприятии «Антонов». Тем не менее, я легко оттуда ушел, и вот это «а давай попробуем» превратилось в то, что вы можете сейчас видеть.

Первая прибыль «Новой почты» – через шесть лет после основания?

Первую прибыль мы увидели в 2007 году. Первые года полтора [с основания компании в 2001 году] мы жили на каких-то подкожных запасах – то, что мы заработали раньше. Я первую зарплату получил через год или полтора, и она была такая, чтобы не умереть с голоду. Моя жена любит вспоминать историю, что в 2004 году, когда мы с ней познакомились, она в течение года платила за квартиру, которую мы снимали. У меня не было денег. Она еще, правда, добавляет, что иногда кормила Владимира. Поэтому она инвестировала еще тогда. Примерно такие были масштабы наших доходов.

Как основатели «Новой почты» отошли от операционной деятельности?

В 2014-м мы отошли от операционной деятельности. Это было решение, вызванное эффективностью. Мы поняли, что можем гораздо больше дать компании, находясь в стратегическом управлении, как члены наблюдательного совета. Во-вторых, есть такая ситуация, когда собственник в управлении может уже приносить вред компании. В любом случае, более профессиональный управляющий может более эффективно и оперативно управлять компанией, чем собственник. Мы приняли такое решение. Правильно ли это было на тот момент, не знаю. Жизнь показывает, что да. Сейчас мы назначаем СЕО, а «слой» ниже утверждаем как кадровый комитет наблюдательного совета. Мы визируем, но не выбираем – выбирает уже СЕО. По большому счету, ничего не поменялось: мы продолжаем приезжать на работу на 9 утра. С 2014 наша жизнь не поменялась. С точки зрения тайм-менеджмента, мы работаем с 9 утра, уезжаем где-то к 6. Жизнь не изменилась по тайм-менеджменту, но она изменилась по содержанию. Потому что сейчас мы общаемся с менеджментом через стратегии, планы, бюджеты, а не, допустим, назначаем директора Мариупольского филиала, как это было раньше. Это другой характер работы, в котором мы гораздо более эффективны.

Затраты и образ жизни Климова: «Мы не допускаем излишеств»

И я, и Владимир живем достаточно скромно. У нас нет яхт, вертолетов – почему-то нам это не нужно. Выбор отелей всегда очень рациональный, мы не тратим деньги впустую, мы не допускаем излишеств. У нас, по большому счету, до сих пор действует «прививка» бедности. Это очень важно, я думаю. Мне не хочется терять эту память. Мы, в принципе, насытились за первые несколько лет, когда появились деньги, какими-то благами, и больше нам этого не хочется. Мне, условно, не хочется пересесть в Bentley или Rolls Royce, хотя, конечно, я могу это себе позволить. Моя машина – это продолжение моего кабинета: она должна быть функциональной, комфортной, быстрой, понятной, качественной. Точка. Все остальное меня не интересует.

«Скорее нет, чем да»: об эффективности бизнес-тренингов и конференций

[Стоит ли тратить на бизнес-тренинги свои силы и финансы?] Скорее, нет, чем да. Мне кажется, что меня обилие такого рода вдохновляющих семинаров иногда начинает раздражать. Имитация обучения превратилась в самоцель. Когда меня куда-то приглашают выступить, я редко отказываю, но мне иногда хочется устроить какой-то демарш и провокацию и в середине выступления сказать: «А теперь встаньте и идите работать!» Потому что день работы, который вы потратили на то, чтобы слушать меня или таких как я, может быть, дал бы вам реально больше кейсов и опыта! День работы в реальном, настоящем бизнесе мог бы быть более эффективным. Это как в боксе: если ты не проводишь спарринги, то, как бы ты ни работал с грушей, ты не станешь боксером. Поэтому нужны спарринги постоянно. Вдохновение? Посмотри «Зе Интервьюер», подзарядись в YouTube и иди работай!

Свіжі новини